БисмиллахIиррахьманиррахьим.

"О,если бы у остальных смертных была бы подобная умеренность и воздержание от чужого;конечно,не столько войн происходило бы во все века и во всех землях,и железо и оружие не похищали бы больше людей,чем естественные условия их судеб.Весьма удивительным кажется,что сама природа даёт им то,чего греки не могут достигнуть путём длинной науки мудрецов и наставлений философов,и что необразованное варварство при сравнении оказывается выше образоованных нравов;настолько первым полезнее незнакомство с пороками,чем последним знание добродетели",-эта констатация Помпея Трога,жившего на рубеже нашей эры,актуальна и в наше время,когда нередко люди не зная ни культуру,ни историю,того или иного народа,негативно отзываются о целых этносах,приводя в пример отдельных нелучших представителей...
Для таких хулителей,уместно будет процитировать следующие слова афинского оратора Демосфена: "Ведь у всех людей скорее принято ради людей,оказавших услуги,благодетельствовать и некоторым другим из числа плохих,чем из-за негодяев отнимать раз данное у тех,которые бесспорно заслуживают благодеяний."

Данный журнал создан с целью освещения страниц истории и культуры ингушского народа,в связи с чем просьба к посетителям, оставлять свои замечания и предложения в комментариях к постам,не выходя за рамки лексики "человека разумного" и желательно по отмеченной выше тематике.

Ингушское дело России

Идёт слушание по одному из самых крупных политических дел современной России. Но большая страна его не замечает. Объясняем, почему это неправильно.



11:28, 13 мая 2021Лилит Саркисян, корреспондентка отдела спецрепортажей

19437

Малсаг Ужахов в зале суда. Фото: Влад Докшин / «Новая»


В городе Ессентуки в Ставропольском крае прямо сейчас судят семерых ингушских «лидеров оппозиции». Это самое громкое уголовное дело на Северном Кавказе, и обвинения по-кавказски страшные: организация насилия в отношении силовиков (ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ), создание экстремистской организации и участие в ней (ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК РФ). У одного из подсудимых, Малсага Ужахова, экзотическая статья — «Руководство некоммерческой организацией, побуждающей граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний» (ч. 2 ст. 239 УК РФ), ее же вменяют сейчас Алексею Навальному. У Ахмеда Барахоева — участие в этой организации (ч. 3 ст. 239 УК РФ). Под организацией имеется в виду Совет тейпов ингушского народа, ныне ликвидированный Минюстом.

Все эти деяния, по версии следствия, имели место в 2019 году, во время массовых протестов из-за закрепления административной границы между соседними Чечней и Ингушетией.

Кисловодский городской суд, не вместивший всех участников процесса, перебрался в здание Ессентукского. Каждую неделю из СИЗО-2 Пятигорска сюда возят семерых человек. Шесть мужчин (среди них двое пожилых) и женщина — вот кто, по мнению следствия, угрожал безопасности страны.

Они сидят уже больше двух лет. За это время успели завариться «московское», «дворцовое» и другие большие политические дела. Об ингушах в остальной России, так восхищавшейся кавказским протестом, успели забыть: только в самой Ингушетии несколько сотен тысяч человек обреченно ждут приговора «лидерам протеста».

Поддержки не ждут ниоткуда.

Адвокаты обвиняемых до начала процесса. Фото: Влад Докшин / «Новая»

Collapse )



Лидеры протеста в Ингушетии объявили тюремную голодовку.



19:17, 20 марта 2021Фариза Дударова, корреспондентка

33820

Фото: Елена Афонина / ТАСС


10 марта Кисловодский городской суд поменял меру пресечения Зарифе Саутиевой, единственной женщине, задержанной после митингов против соглашения об утверждении границ между Чечней и Ингушетией. Из СИЗО ее перевели под домашний арест. Однако не прошло и недели, когда уже вышестоящая инстанция — краевой суд — без объяснения причин вернула Саутиеву обратно в следственный изолятор. В ответ на это остальные лидеры ингушского протеста, которые также находятся в СИЗО, объявили голодовку.

Адвокат политзаключенных Билан Дзугаев и глава местного «Мемориала» (мы вынуждены указать, что Минюст внес «Мемориал» в список иноагентов. — Ред.) Тимур Акиев объясняют, почему суд изменил свое решение и как на это отреагировало ингушское общество.

Collapse )

О Галанчоже.



Как известно, европейские и русские исследователи начали ак-
тивное изучение Кавказа с конца XVIII века.
Одним из наиболее подробных описаний расселения кавказ-
ских племён и народов на момент появления Российское империи
на Кавказе является «Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг.» И.А.
Гильденштедта,в котором исследователь относит общества и селе-
ния, расположенные в районе Галанчожа к ингушскому этническо-
му массиву, причисляя их к Большому и Малому Ангуштам – цен-
трам политико-экономической жизни ингушского общества того
периода:
«Округ Вапи, осет. Макарл, расположен на одном из притоков
Терека, который впадает в Терек у осетинского села Чим, между Те-
реком и Кунбелеем.
Округ Ангушт в большой долине у Кунбелея.
Округ Шалха, который русские называют Малой (Малый) Ан-
гушт, потому что он расположен совокупно с предыдущим и нахо-
дится у подножия гор. Села обоих: 1. Галга; 2. Тирол; 3. Ака; 4.
Беци; Гемир ; 5. Ваурху ; 6. Кир, Мереш ; 7. Голай; 8. Иалхар ;
9. Цорай; 10. Ной; 11. Хой; 12. Кахкой; 13. Местой; 14. Нашах; 15.
Цулуй; 16. Мелер; 17. Корби; 18. Махши; 19. Ассай; 20. Шадгиа; 21.
Асдай; 22. Хейрехи ; 23. Цизди; 24. Паланг. Три последних округа
несколько лет тому назад выбрали вместо прежнего покровитель-
ства кабардинских князей покровительство русского государства,
принесли присягу царской власти и дали заложников.
(Селения и округа) Махки, Хамха, Таргем, Аги, Картуй, Цулуй,
Бештуй, Азик, Тимгай, Лалах, Хани, Таш, Арцхой, Салгаи, Фалхал,
Терек, Малар, Джайрах, Баин, Ижел, Обин, Дохергиш, Арапе, Бе-
рех, Кушги, Кала, Накаст, Бархан, Тори, Гапай, Галай, Алкун, Га-
гай, Целх, Датах, Арште, Игер, Ляшк, Желаш, Галашки, Ахкинюрт,
Ахка, Махал, Бошто, Мереджи, Терли.
Все эти кистинские селения и округа расположены вдоль рек
Кунбелей, Сунджа и Асай. Они состоят между собой в хороших от-
ношениях, так же как и с вапи, которые живут на реке Макул.
Народы, которые живут возле прочих рек, впадающих в
Сунджу, составляют другую партию, которая настроена против
этой и которую обычно называют чеченской». [ Гильденштедт
И.А. Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг. – СПб.: «Петербург-
ское востоковедение», 2002. – С. 241-242].
Как мы видим, автор объединяет общества и селения, располо-
женные в бывшем Галанчожском районе ЧИАССР в один этниче-
ский массив с другими ингушскими обществами и селениями и про-
тивопоставляет ему собственно чеченский и как мы далее разберём,
не без оснований.
В первую очередь следует отметить, что упомянутые Гильден-
штедтом среди прочих ингушских обществ и селений общества
Терла, Нашха, Ялхар, Акка, Кей, Галай говорили на так называемом
Галанчожском диалекте, который по определению чеченского линг-
виста Ю.Д. Дешериева, является промежуточным между ингушским
и чеченским языками [Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая
грамматика нахских языков и проблемы происхождения и историче-
ского развития горских кавказских народов. – АН СССР. Институт
языкознания. Чечено-Ингушский НИИ истории, языка и литерату-
ры. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1963. –
С. 86] и который незаслуженно им же приписан к чеченскому языку,
не смотря на присутствие в данном диалекте основополагающих
маркеров, отличающих ингушский язык от чеченского-фонемы «ф»
и глагола «яха – говорить», вместо чеченского «баха».
Особого внимания заслуживает и само название ущелья, прису-
ствующее в ингушском и чеченском языках в форме «чIож» (инг)
или «чIаж» (чеч), которое образовалось от ингушского/чеченского
слова «чоаж/чож» – пах. [Оздоев И.А., Мациев А.Г., Джамалханов
З.Д. Ингушско-чечено-русский словарь. – Грозный: Чечено-Ингуш-
ское книжное издательство, 1962. – С. 188, 192], потому что такое
название ущелий встречается лишь западнее от Галанчожа, начиная
с Дарьяла и заканчивая обществами Мялхиста, Майсты, Хилдеха-
ра. Это, к примеру: Тирка чIож ,Охкарий-чIож, Джейрахой чIож,
Армхий чIож, Шоана-чIож, Кхуорхой чIож, Лоашхой чIож, Оль-
гатхой ЧIож, IамгIал чIож, Эги чIож, БожлагIа чIож и т.д. [Су-
лейманов А.С. Топонимия Чечено-Ингушетии. Ч. 2. – Грозный: Чече-
но-Ингушское книжное издательство, 1978. – С 11-13, 25, 29, 34-35,
47, 48, 86, 144], а в собственно чеченских обществах не встречается,
так как в чеченской топонимике для обозначения ущелья устоялось
название «Iин», что позволяет говорить о том, что слово «чIаж» в
чеченском литературном языке появилось сравнительно недавно и
по всей видимости из Галанчожского диалекта.
Если говорить о материально-духовной культуре, то нельзя не за-
метить тот факт, что весьма популярный в доисламской Ингушетии
культ Галь-Ерда мы встречаем в районе Галанчожа, в частности,в
микротопонимии Хьевха и Амка: в виде топонимов: «Галь-Ерда»
и «ГальердитIа». [Сулейманов А.С. Топонимия Чечено-Ингушетии.
Ч. 2. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. –
С. 92, 114], а в чеченских обществах следы данного религиозного
культа отсутствуют и в силу того, что данный район также входил в
состав имамата Шамиля напрашивается вывод о том, что этот культ
не был популярен восточнее Галанчожа и в доисламский период.
И последнее, если бы весь вышеотмеченный этнический массив,
для которого термин «вайнах», т.е. «наши люди» является полно-
ценным этнонимом, самоидентифицировал себя чеченским эндоэт-
нонимом «нахче/нохче», как это гипотетически пытаются предста-
вить некоторые чеченские неоисторики ссылаясь на частные мнения
А. Берже или Б. Далгата, то данный чеченский эндоэтноним непре-
менно был бы засвидетельствован в топонимии.
Однако, начиная с Дарьяла и до Галанчожа первый топоним с
присутствием чеченского эндоэтнонима «нахче/нохче», мы встре-
чаем лишь на границе обществ Галай и Нашха, да и то как один из
возможных вариантов: нахч-хазие, нача-хазие, нах-ловзачие. [Су-
лейманов А.С. Топонимия Чечено-Ингушетии. Ч. 2. – Грозный: Че-
чено-Ингушское книжное издательство, 1978. – С. 144], что веско
опровергает любые попытки по навязыванию чеченского самоназва-
ния ингушскому этническому массиву, ввиду того, что язык топони-
мии самый древний и выражает объективную ситуацию, издревле
сложившуюся в том или ином регионе.
Из всего вышеизложенного следует, что на момент появления
Российской империи на Кавказе, на территории обитания предков
чеченцев и ингушей сложились две общности, которые можно на-
звать ингушской или иначе вайнахской и собственно чеченской и
крайне нелепыми, и антинаучными выглядят любые попытки с це-
лью утверждения, что Россия разделила некогда единый нахский
этнос,потому что,ещё в раннем средневековье мы наблюдаем порознь
нахчиматьян-бесспорных предков чеченцев и кистов в районе
Дарьяла,являющихся прямыми предками ингушей.("Армянская география
VII века по Р.Х." Перевод К.П.Патканов,СПб,1877 г.стр.36)

А.Дидигов.
"Актуальные вопросы истории ингушей". Назрань.2020 г. стр.19-21

Осетино-ингушский конфликт - как это было

Елена Морозова

В канун 13-й годовщины осетино-ингушского конфликта "Ингформ бюро" публикует документы, которые проливают свет на ранее неизвестные обстоятельства тех дней.

По инициативе руководства союза "ЩИТ" группа офицеров членов союза "ЩИТ", "Союзы офицеров", представителей Республиканской партии РФ, Совета родителей и военнослужащих России в январе 1993 года работала в СО ССР, Ингушской Республике и провела независимую военную экспертизу.

Тема экспертизы
"Осетино-ингушский конфликт и роль в нем группировки российских войск"

В распоряжение экспертной группы было предоставлено достаточное количество документов, публицистических и информационных досье, фотоматериалов, видеозаписей, фонограмм, вещественных доказательств и других материалов.

В период с 10 по 16 января и с 26 по 30 января 1993 г. участники экспертной группы проводили работу непосредственно на территории Со ССР и Ингушской Республики. Эксперты провели встречи с руководителями Временной администрации, представителями руководства СО ССР, Ингушской Республики, работниками правоохранительных органов, российскими военнослужащими, руководителями осетинских вооруженных формирований, ингушскими участниками вооруженных столкновений, беженцами и пострадавшими в результате боевых действий.

В результате проделанной, оперативной и исследовательской работы, на основе анализа информации, документов, свидетельств очевидцев и личных наблюдений подготовлено следующее экспертное заключение.

***

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

независимых военных экспертов общественных организаций о подготовке и ходе осетино-ингушского конфликта на территории РФ

"Выполняя приказ штурмовать граждан-объекты и применять оружие против гражданского населения, вы становитесь оружием в руках темных сил реакции "

Из обращения Председателя ВС РСФСР Б.Н.Ельцина к солдатам, сержантам и офицерам.
13 января 1993 г.

После принятия Верховным Советом РФ 26 апреля 1991 г. закона "О реабилитации репрессированных народов", в котором как и во многих российских законах отсутствовал четкий механизм его реализации, на территории Ингушской Республики не были созданы высшие органы государственной власти. Поэтому говорить о планомерной продуманной, основательной военной подготовке ингушей к конфликту не приходится. Люди вооружались стихийно, кто чем мог, тем более, что после распада СССР и его единых Вооруженных Сил такие возможности появились. Часть оружия закупалась в Чечне.

Совсем иной характер эти приготовления носили со стороны осетин. На территории Северо-Осетинской Советской Социалистической Республики действовали Верховный Совет, Совет Министров, суд, Прокуратура. В короткие сроки решениями руководства СО ССР были увеличены штаты сотрудников правоохранительных органов, созданы осетинская гвардия, ополчение, решены многие вопросы их оснащения и вооружения. Так в Постановлении СМ СО ССР № 42 от 12.05.92 г. подводились итоги выполнения Постановления СМ от 18.01.90г. № 7 -"О дополнительных мерах по укреплению органов правопорядка", в нем отмечалось, что дополнительно приняты на службу 610 штатных единиц сотрудников милиции, в том числе 445 милиционеров патрульно-постовой службы и 165 участковых инспекторов. Получены 71 автомобиль, 28 мотоциклов, 6 видеомагнитофонов и проч. Кроме того, МВД СО ССР пополнило свое вооружение на сумму 1303,5 тысяч рублей. В постановлении отмечалось, что достигнута договоренность с коллективами предприятий, организаций, колхозов и совхозов об их добровольном участии в содержании дополнительной численности органов внутренних дел и повышении их технической оснащенности на сумму 6,3 миллиона рублей.

Военизированные формирования создавались повсеместно: на предприятиях, в учреждениях, в колхозах, совхозах, по месту жительства и даже в лесничествах. Решались вопросы снабжения этих формирований бронетехникой, автотракторной техникой, стрелковым вооружением, средствами связи.

В Пригородном районе в селах, населенных преимущественно ингушами, постоянно проводились маневры этих формирований, в ходе которых отрабатывались вопросы взаимодействия и управления, проводилась рекогносцировка местности. Средства массовой информации СО ССР разжигали военный психоз. На эти приготовления тратились деньги российских налогоплательщиков. Происходила милитаризация экономики республики. Оружие и техника передавались и похищались из российских воинских частей. Эти приготовления и действия так же имели целью оказать устрашающее давление на ингушей и принудить их к безусловному отказу от требования возвращении Пригородного района в состав Ингушской Республики.

Осетинскому руководству нужно было установить полный и бесспорный контроль над Пригородным районом, в котором, к моменту ввода войск в селах, населенных по преимуществу ингушами, были созданы органы самоуправления, отряды самообороны, заблокированы въезды на околицах и захвачены посты ГАИ на дорогах.

Характер и ход операций группировки российских войск определились совпадением целей северо-осетинского руководства и руководства Российской Федерации, его неверным пониманием интересов России на Северном Кавказе, конъюнктурным подходом к решению осетинско-ингушского конфликта. По существу долгосрочные государственные интересы России (сохранение ее целостности) были принесены в жертву сиюминутным целям.

Российское руководство стремилось под предлогом урегулирования межнационального конфликта перебросить в регион ударную армейскую группировку и военным путем решить наболевший вопрос с Чечней.

Первый период ингушского восстания (с 24 по 30 октября 1992 года) и взятие власти ингушами в селах с их компактным проживанием в свои руки не сопровождался массовыми убийствами, поджогами и грабежами осетинского населения этих сел. 31 октября, после того, как стало известно о захватах и расстрелах заложников-ингушей и о начале концентрации российских войск в аэропорту Беслан (имеющего статус международного), началось взятие ингушами заложников-осетин. Стал стремительно раскручиваться кровавый механизм межнационального конфликта.

Таким образом, действия ингушей можно квалифицировать как организацию и самооборону на самом низовом уровне, в селах. Практически не было создано общего для ингушских сел Пригородного района какого-либо координирующего органа. Этот факт и скоротечность организации самообороны указывают, что произошло по преимуществу стихийное восстание доведенных до отчаяния людей. Об этом же говорит уровень их вооружения: преимущественно охотничьи ружья, стрелковое вооружение.

На осетинской стороне выступила ударная группировка российских войск, обеспеченная поддержкой с воздуха. Осетинские вооруженные формирования были хорошо оснащены стрелковым вооружением и бронетехникой.

Действия осетинской стороны приводили к гибели ингушей. В результате ингушами и были созданы отряды самообороны и органы самоуправления. Установление самоуправления в ингушских селах Пригородного района было, во-первых, шагом к осуществлению на деле статьи закона "О реабилитации репрессированных народов", предусматривающую территориальную реабилитацию. Во-вторых, в установлении самоуправления безусловно усматривается самоуправство, однако с учетом двухгодичного бездействия центральных российских властей и наращивания военно-психологического давления соседей, а также того, что осетинское меньшинство этих сел не подверглось массовому насилию, создались объективные предпосылки (произошло размежевание сторон) для разрешения осетино-ингушского конфликта переговорным путем. Это не было использовано, сложившаяся ситуация была воспринята -как потрясение основ российской государственности. Ранее в гораздо более серьезных обстоятельствах (Татария, Чечня) со стороны России была проявлена, гораздо более высокая степень терпимости и государственной мудрости. В данном же случае был избран военный вариант решения проблем.

В Москве 31 октября 1992 г. происходило заседание Совета безопасности РФ, на котором обсуждались срочные меры по урегулированию конфликта на территории Северо-Осетинской ССР и Ингушской Республики. Пункт 2 принятого решения Пр-1915 гласит: ''Обязать Министерство печати и информации Российской Федерации (Полторанин М.Н.), Всероссийскую государственную телерадиокомпанию "Останкино" (Яковлев Е.В,) принять меры по недопущению в средствах массовой информации, в телерадиовещании любых сообщений, кодирующих эскалацию вооруженного конфликта..." Подпись: Секретарь Совета безопасности Ю.Скоков.

Таким образом, на лицо произвол государственных чиновников, определивших, в нарушении прав человека, Конституции и Закона о печати РФ, что могут, а чего не должны знать граждане России. Ограничение поступления и распространения информации имело целью сокрытие предстоящих преступлений и являлось по сути дела, введением цензуры на всей территории Российской Федерации, что соответствует объявлению режима чрезвычайного положения. Нашлось немного людей, таких как Егор Яковлев, которые смогли противостоять этому произволу.

Затем в п.2 решения Пр-1915, несмотря на то, что конфликт развивался между осетинской и ингушской сторонами, говорится, что экскалация вооруженного конфликта ожидается не со стороны ингушей (их вооружение не представляет большой угрозы и об этом хорошо осведомлены в СБ), а "... прежде всего со стороны руководства Чечни."

Если же Совет безопасности определил главным источником опасности ионе Чечню, то тогда российские войска сразу надо было вводить в полосу между Чечней и Ингушетией, а не развязывать боевые действия в Пригородном районе. На заседании Совета безопасности речь шла преимущественно о Чечне, как о незаконно появившемся образовании на территории РФ, при ЭТОМ Чечня обвинялась в ущемлении прав ингушского народа. И поэтому решение вопроса с Чечней переносилось в военную плоскость. Отсюда становится понятным странное поведение премьер-министра Г.Хижи во Владикавказе, а именно занятие им односторонней проосетинской позиции и отказ от переговоров с ингушской стороной. Такое поведение Г.Хижи было обусловлено логикой принятого решения на Совете безопасности в Москве.

Необходимо было спровоцировать военное выступление Чечни на помощь Ингушетии. Поэтому в рассмотрении осетино-ингушского конфликта постоянно и нелогично с точки зрения самого осетино- ингушского конфликта говорится о Чечне. Она рассматривается как главная угроза безопасности РФ. После этого становятся понятными все последующие действия политического и военного руководства в районе конфликта.

1 ноября, выступая на экстренном заседании СМ СО ССР, вице-премьер РФ Г.Хижа заявил: "могу сказать одно ... пока никакой другой опасности нет, кроме той, что постоянно возникает со стороны Чечни" (газета "Северная Осетия" от 3 ноября 1992 г.). Г.Хижа таким образом еще раз публично подтверждает, что Ингушетия не представляет угрозы для безопасности Российской Федерации. Конечная же цель предстоящей операции Чечня. Отсюда и создание столь мощной наступательной группировки российских войск, оснащенной установками "Град", САУ, танками, артиллерией и штурмовой авиацией (всего св.30 тыс. человек), что совершенно несоразмерно для задачи разъединения осетин и ингушей и Пригородном районе.

Обращает на себя внимание и формулировка в Указе Президента РФ "О введении чрезвычайного положения" от 2 ноября 1992 года: "в связи с угрозой ... территориальной .целостности РФ". По сути же Пригородный район, независимо от подчинения его СО ССР или Ингушской Республике, оставался в рамках РФ. Принимая во внимание, что действительно реальная угроза территориальной целостности РФ исходит от провозглашения Чечней выхода из состава РФ, становятся понятными и слова Указа об угрозе целостности РФ, и заявление Г.Хижи об опасности со стороны Чечни, и столь большая концентрация военных наступательных сил и средств,

Если бы истинной целью операции было бы миротворчество, то тогда войска должны были немедленно приступить к разъединению конфликтующих сторон. Тем более, что ингуши сосредоточились в своих селах. Оставалось только расположить войска между осетинскими и ингушскими селами и отсечь возможность проникновения незаконных осетинских вооруженных формирований, в том числе южно-осетинские формирования, в Пригородный район. Таким образом, обеспечить переговорный процесс.

1 ноября ингушская сторона безоговорочно приняла все пункты соглашения, которые были достигнуты при переговорах в штабе 19 мотострелковой дивизии во Владикавказе. Были согласованы пути следования российских войск и места их дислокации. Но Г.Хижа потребовал новых переговоров, которые откладывал несколько раз и они в конечном итоге не состоялись. Таким образом, вице-премьер последовательно выполнял не миротворческую миссию, а детально разработанный в Москве план. Своими действиями и заявлениями провоцировал Чечню на вступление в вооруженный конфликт.

2 ноябри части российской армии совместно с незаконными вооруженными формированиями начали военную операцию по уничтожению ингушских сел в Пригородном районе и депортации жителей. На первом этапе операции войска МВД, РФ бездействовали, чем воспользовались незаконные вооруженные формирования Северной и Южной Осетии, применив массовый террор против жителей-ингушей.

По завершении операции по изгнанию ингушей из Пригородного района, российские войска устремились на Чечню.

Военные стратеги, приводя бой с мнимым противником в ингушских селах, а по сути дела, уничтожая жителей, выманивали и поджидали чеченские войска, чтобы на их плечах ворваться в Грозный. И таким образом решить чеченскую проблему.

Не дождавшись вооруженного выступления Д.Дудаева, войска устремились к Чечне, но были остановлены жителями чеченских сел, ставшими на их пути. Д.Дудаев же официально заявил о нейтралитете. Его войска заняли оборону на территории Чечни.

В результате "миротворческих" действий погибли 18 российских военнослужащих, 64 тысячи ингушей оказались депортированы, с обеих сторон свыше 2 тысяч человек убито и ранено, 1,5 тысячи стали заложниками и до сих пор судьба многих не известна, установлен режим чрезвычайного положения. Действует Временная администрация. На территории Ингушской Республики к ее представителям отношение ингушского населения сдержанно-враждебное. Хотя приход российских войск ожидался ингушами с надеждой на прекращение кровавых инцидентов, снятие осетинского военного давления и решения вопроса государственного обустройства. Поэтому возможности безболезненного ввода войск в Пригородный район были очень велики.

С точки зрения установления мира в Пригородном районе привод незаконных осетинских формирований был недопустим.

На территории СО ССР Временная администрация действует параллельно с местной исполнительной властью вопреки п.З первоначального текста Указа Президента РФ, который гласил: "Органы исполнительной власти СО ССР переходят в прямое подчинение Временной администрации" (этот пункт Указа был впоследствии отменен по настоянию ВС СО ССР, газета "Северная Осетия" от 4 ноября 1995 г.). Действие Временной администрации затруднено.

Обращает на себя внимание факт совместных действий российских войск с незаконченными осетинскими вооруженными формированиями, подкрепленными военными формированиями из Южной Осетии, переброшенными по Рокскому тоннелю. Южане опытные воины, воюющие уже 3 года, привнесли в конфликт жестокость и вандализм, от которых содрогнулось мировое сообщество.

Приход южно-осетинских вооруженных формирований был намерено широко освещен средствами массовой информации Северной Осетии. Это делалось для того, чтобы подтолкнуть чеченцев на вооруженное выступление в поддержку братского ингушского народа.

Сам факт появления военных формирований Южной Осетии на территории РФ является грубейшим нарушением норм международного права и суверенитета РФ.

Со стороны руководства СО ССР разыгрывалась многоходовая комбинация: в случае отсутствия вооруженного сопротивления ингушей они были бы вытеснены в ходе нарастающего военного давления, на случаи же оказания вооруженного сопротивления северо-осетинское руководство заблаговременно заручилось поддержкой Москвы.

В свое время руководство СО ССР в штыки восприняло избрание Б.Ельцина Председателем ВС РСФСР, затем бойкотировало проведение референдума, умело использовало свои средства массовой информации и развернуло активную борьбу против избрания Б.Ельцина Президентом России (газета "Северная Осетия" 184 от 13.09.91 г.). В дни августовского путча активно поддержало ГКЧПистов.

97,4 % ингушей проголосовали за избрание Б.Ельцина Президентом России.

Менее года потребовалось руководству СО ССР во главе с А.Галазовым, чтобы из рядов непримиримых противников Президента стать его союзником. Эта странная на первый взгляд метаморфоза объясняется тем, что именно на Северную Осетию, с ее развитым промышленным потенциалом, сделало руководство РФ ставку в осуществлении геополитических интересов России в этом регионе.

Руководству СО ССР этот альянс был выгоден тем, что механизм позволял сохраниться у власти бывшим комструкторам, сросшимся с мафиозными группировками, позволял подавить демократическую оппозицию и сохранить за собой Пригородный район.

Это было выгодно и российскому руководству, сделавшему из вчерашних оппонентов союзников, подкрепив этот союз штыками в надежде одержать наконец военную победу над Чечней и заодно излечить армию от "тбилисского синдрома".

И, наконец, это оказалось выгодно Д.Дудаеву, сумевшему на волне национализма укрепить свои пошатнувшиеся позиции. Все содеянное не выгодно простым осетинам, ингушам, чеченцам, русским. Не выгодно государственным интересам России.

Группа матерей, побывавших в зоне конфликта, воочию убедилась в крайне тяжелых условиях службы сыновей. Мы единодушны в том, что сотни обращений в Верховный Совет РФ, к Президенту и правительству, в Министерство обороны с требованием не использовать наших детей в карательных целях в организованных политиканами межнациональных конфликтах остались безответными. Матери устраивают митинги,

демонстрации, пикеты, в отчаянии блокируют железные дороги - в ответ слышатся только демагогические обещания чиновников или же полное безразличие.

Ради чего погибают здесь наши сыновья, для чего они учатся насилию и жестокости, ради чего они мерзнут зимой в палатках, ходят грязные и голодные? Ради чего возвращаются калеками и людьми с расстроенной психикой? Ради чего неокрепшими юношами приходится терять человеческий облик, ведь служба здесь по плечу не каждому здоровому мужчине. Кто позаботится о нашем будущем? Кто станет нашей опорой в старости? Кто ответит на эти вопросы?

ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

1. Со времени принятия закона "О реабилитации репрессированных народов" не было сделано ничего существенного для выработки механизма его реализации, что привело к росту противостояния и кровавым столкновениям.

2. Действия, предпринятые российским руководством, привели к осложнению осетино-ингушского конфликта и как следствие, к ухудшению ситуации в Северо-Кавказском регионе, поскольку был избран не метод разъединения противоборствующих сторон (так это и было сделано в Южной Осетии и Приднестровье), а метод подавления одной из сторон.

3. Военное вмешательство было осуществлено некомпетентно ни в политическом, ни в собственно военном отношении. Недопустимо втягивание Армии в решение внутриполитических проблем Российской Федерации. Необходимо возвратить части к местам постоянной дислокации. В случаях возникновения межнациональных конфликтов для их урегулирования необходимо использовать внутренние войска, в которых должны быть специально обученные разъединению противостоящих сторон подразделения.

4. Необходимо введение на переходный период на территории Пригородного района федеративного правления при полном отстранении от управления госструктур СО ССР.

5. Незамедлительно обязать руководство СО ССР выполнить решение VII съезда народных депутатов РФ о роспуске незаконных вооруженных формирований (гвардии и ополчения) и не допустить их перелива в какие-либо государственные структуры.

6. 6. Необходимо обеспечить возвращение беженцев в места их фактического проживания до 31 октября 1992 г. Содействие в восстановлении жилья путем безвозмездного предоставления строительных материалов. Предоставление компенсации за потерянное имущество.

7. В дальнейшем судьба Пригородного района должна решаться в соответствии с нормами международного права, предусматривающие возвращение насильственно аннексированной территории народу, который был депортирован.

8. Оказать содействие в проведении выборов в законодательные и исполнительные органы власти Ингушской Республики с организацией

избирательных округов для беженцев Пригородного района.

9. Требует незамедлительного рассмотрения вопрос об отставке с государственных постов и наказание лиц, виновных в разработке и осуществлении преступного и антигосударственного плана на территории СО ССР и Ингушской республики, а также лиц, принимавших непосредственное участие в убийствах, поджогах и грабежах.

Действия Совета безопасности РФ в осетино-ингушском конфликте должны быть рассмотрены в Конституционном Суде РФ.

Не принятие политических решений грозит тем, что конфликт может вспыхнуть с новой силой, принять затяжной широкомасштабный характер и перекинуться на другие районы Северного Кавказа.

Насилие, как стихия, начавшись в одном месте, разрастается, захватывая новые территории, вовлекая все более широкие массы людей, противостоять этому можно только общими усилиями.

Группа офицеров членов союза "ЩИТ", "Союзы офицеров", представителей Республиканской партии РФ, Совета родителей и военнослужащих России



Н.Березовский

М.Куликов

Р.Литвинова

Н.Московченко

С.Новиков

Г.Шалдикова


http://www.compromat.ru/page_17592.htm